«Мы работаем не за грамоты и медали»: портрет николаевского волонтера

Украинские волонтеры, начиная с 2014 года, стали легендой. Часто шутки о том, что наши волонтеры смогут достать даже динозавра, лишь подчеркивают, что для них почти нет ничего невозможного. 

Однако, волонтеры — это такие же люди, как и все. У них есть семьи, которые желают их видеть дома, устают от круглосуточного труда, волнуются и боятся. Но каждый день делают свою такую ​​нужную работу.

Журналист нашего сайта mykolaiv.one  пообщался с волонтером из Николаева Татьяной Колесниченко. Николаевцы знают ее и в качестве журналиста, тренера по кроссфиту, а теперь и как волонтера. Мама двух деток, теперь беспокоится не только о своей семье.

(фото. А. Сайковского)

Как волонтерство вошло в жизнь спортивного тренера

Как рассказала Татьяна, осознание того, что ее помощь будет нужной, пришло еще в 2014 году, когда в Украине началась война. Помогала понемногу, но не так системно. Переломным стал именно февраль 2022 года. 

«Мы включились уже где-то за неделю или две, когда  уже стало понятно, что это произойдет (вторжение россии). Я начала собирать деньги на госпитальеров. Я не хотела полностью работать с донатами, потому что мне необходимо, чтоб помощь доходила до адресата. Я запустила в инстаграме, поскольку я вела людей по питанию, что я распишу любой план тренировки, если вы задонатите на госпитальеров. 

Вот так мы две недели проработали. Когда 24 произошло, я отправила семью сразу. Приехала в зал (тренировочный) и шефу говорю: «Что делать?». Он говорит, что мы единодушно остаемся и будем спрашивать, что нужно сейчас”, — вспоминает волонтер о начале своей работы. 

Дальше были «бандеровские смузи» в Доме офицеров флота. Там в конце февраля 2022 года собрались все, кто желал присоединиться к обороне Николаева. 

Затем волонтеры начали определяться с направлениями. Кто-то занимался гуманитаркой гражданского населения. Так как в Николаев начали эвакуироваться люди из окрестных сел. 

А кто-то взял опеку над ТРО и военными. Татьяна как раз волонтерит для военных.

“Многие клиенты моего клуба — 80% — это военные. Мы с ними работали все эти годы. И когда мы отвозили помощь на блокпосты, я там постоянно встречала всех своих знакомых. Мы понимали, что если мы сейчас уйдем, то будет труднее помогать. Говорят, что деньги есть, почему волонтеры так тянут? Но часто нужно что-то найти и быстро привезти, потому что нет времени. Тем более что сейчас у ребят может сгореть элементарно одежда, обувь, может сгореть все. Это нужно возобновлять постоянно и быстро это делать”, — отмечает волонтер. 

Действительно ли есть усталость от войны?

Продолжается четвертый месяц активных боевых действий. Многие и в Украине, и за границей замечают, что гуманитарки становится меньше, а среди волонтеров замечается усталость. Татьяна Колесниченко этого не отрицает. Волонтеры – тоже люди. Быть не одни сутки на ногах, отыскивая необходимое снаряжение и финансирование на него, разрабатывая логистику, – такой ритм выдержит не каждый. Какой выход нашли из этой ситуации николаевские волонтеры? По словам Татьяны, они пытаются «перезагрузиться».

“Например, часть нашей команды работает с психологами. И мы решили для себя, что нужны волонтерские ротации. Нам необходимо хотя бы раз в месяц выезжать из города и делать перезагрузку. Мы стараемся уехать за город, посидеть на даче, посмотреть в небо. Мы слышим, как работает арта. нам от этого спокойно. С ПТСР мы сейчас все сталкиваемся. А дальше будет хуже, потому что большинство людей, которые включены или не включены этот процесс сейчас, они все равно переживают это”, — рассказывает Татьяна. 

Татьяна поделилась, что сама уже пережила так называемую апатию. 

“Она накрывает настолько, что ты даже не хочешь двигаться. Ты лежишь, смотришь куда-то в одну точку и думаешь, что происходит? Это просто страшно”, — вспоминает волонтер. 

Личная жизнь волонтера

Есть ли у волонтера личная жизнь?

Часто волонтерить идут целыми семьями. Помогают и взрослые и дети. 

Татьяна Колесниченко – мать двух дочерей. Сейчас ее семья вдали от нее. В интервью Татьяна поделилась, что когда дети вернутся, придется извиняться. Часть вещей ей пришлось отдать в качестве помощи. 

“Первый месяц был сложным для меня. Потому что дети где-то, а ты здесь. Работы нет. Как оно будет – не понятно, что кушать. Деньги заканчиваются. Я когда приезжаю домой, мне кажется, что в моем доме были мародеры. У детей нет матрасов. Они уехали в первые три дня на БСМП. Все кровати сложены, игрушки отправила переселенцам. Их одежда сложена, кому нужно передать. Собственные вещи в трех местах в Николаеве, где они могут пережить это и не сгореть”, — говорит волонтер. 

Волонтерские трудности

Некоторые считают, что волонтером быть достаточно легко. Получил запрос, разместил пост в соцсетях и помощь потекла рекой. На самом деле совсем не так. Нужно не только найти спонсоров, которые согласны выложить любую сумму. Немало времени занимает и поиск производителей и уговоры их поставить продукцию со скидкой. О бесплатном сейчас только мечтают. Но есть еще один момент, очень важный, когда помогаешь военным – это качество. Тем не менее, пытаются выполнить запросы.

“У нас нет таких денег, чтобы купить ноутбуки, генераторы. Но мы пытаемся закрывать хотя бы разговаривать с американцами, доносить, что это нужно. К примеру, зарубежные организации хотят работать с гражданскими, но не хотят давать деньги на военных. 

Через меня проходят обычные люди – николаевцы, как живут, работают сейчас, налаживают свой бизнес за границей, так они донатят нам. Это постоянные, раз в две недели сумма входит и можно перекрыть, заказать берцы, кроссовки, форму в том количестве, которое перекроет то, что нужно сейчас”, — отмечает Татьяна.  

Отдельно делится собственным волонтерским опытом поиска качества.

“Кто работает с первых дней, они уже прошли эти китайские турникеты, которые ломаются на втором обороте. Некачественные таблетки, где постоянно нужно мониторить срок годности. для этого, например, в нашей команде есть фармацевт Наталочка. Она работает, постоянно перебирает. 

Для нас важно не то, что мы миллионными партиями закупали и передавали, а чтобы это было качественно и адресно. То есть не на часть, чтобы оно там было сложено и лежало. А конкретному бойцу, на конкретную позицию”. 

Волонтеры ОО «Rebel volunteers», в которую входит и Татьяна Колесниченко, не искали поддержки у власти. Все делают своими силами. Просто поняли, что могут быть полезны именно здесь. Это – их собственный фронт. 

“Мы не работаем за грамоты и медали. У меня вообще не было мысли, чтобы уехать. Почему я должна покидать свой дом? Я этого не хочу, я буду бороться до последнего на том фронте, на котором могу помочь”, — подытоживает Татьяна Колесниченко.

(фото со страницы Т. Колесниченко)

More from author

5 причин приобрести круглый или овальный обеденный стол

Обеденный стол – это больше, чем предмет мебели. Это средоточие круга общения вашего дома — сердце всей вашей деятельности. Конечно, у вас есть гостиная,...

ТОП-7 профессий, которые исчезли с Николаевщины

"Все профессии нужны. Все профессии важны" - фраза, которую знает каждый из нас. И в некоторой степени это действительно так. В старом Николаеве было...

Николаевские корабелы: профессия на грани

Участь городов, которым посчастливилось располагаться на берегу моря или больших рек, во многом схожа. Они становятся портовыми и кораблестроительными центрами. То же произошло и...
.,.,.,.